?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Петербуржец в пятом поколении Виктор Ушаков выиграл суд у Комитета по градостроительству и архитектуре Смольного. Суть иска состояла в защите исторического Митрофаниевского кладбища от застройки. А вот методику защиты коренной петербуржец выбрал необычную. Он доказал незаконность строительства АЗС на территории кладбища, апеллируя… к своим предкам.

Судебный процесс длился больше года. Ранее питерские активисты, защищая кладбища, пытались доказывать в судах, что строительство на территориях погребений законодательно запрещено. Но в законе всегда находились лазейки, и Фемида неизменно вставала на сторону чиновников и застройщиков. Градозащитник Ушаков решил пойти более хитрым путём.

С помощью другого судебного процесса он доказал, что его предки – прапрадед, прадед и прабабушка, погребены в Петербурге на Митрофаниевском кладбище. А поскольку КГА разрешил построить на одном из участков кладбища автозаправочную станцию, то таким образом право истца на доступ к местам захоронения его родственников оказалось грубо нарушено.

Всего в ходе судебного процесса оспаривалось 10 документов КГА, позволяющих построить АЗС на месте исторических погребений. Суд запрашивал огромное количество архивных документов, вызывал свидетелей, в том числе – родственников других известных петербуржцев, погребённых на Митрофаниескм кладбище, очевидцев блокадных захоронений. Само дело состояло из трёх толстых томов с дополнительными приложениями.

Позиция КГА заключалась в том, что заявитель не доказал нарушение его прав оспариваемыми документами. В то же время чиновники не смогли отрицать, что факт существования захоронений установлен, и то, что могилы никуда не переносились. По версии КГА, об историческом кладбище они якобы не знали.

В результате суд принял решение об отмене двух документов КГА. Однако как раз эти документы являются ключевыми: распоряжение «Об утверждении градостроительного плана земельного участка» и согласование объёмно-пространственного и архитектурного решения, генерального плана на стадии «проект» АЗС по адресу: Митрофаньевское шоссе, участок 9. По мнению юристов, КГА будет оспаривать это решение в Городском суде С.-Петербурга.

25 апреля 2012 г. Куйбышевский районный суд С.-Петербурга под председательством федерального судьи И. А. Воробьёвой частично удовлетворил требования указанные в заявление В. К. Ушакова об оспаривании действий Комитета по градостроительству и архитектуре.

В. К. Ушаков в 2010 г. через Красногорский городской суд Московской области доказал факт родственных отношений с прапрадедом Ушако-вым Михайло (Михаилом) Прокофьевичем (1799-1874), прадедом Уша-ковым Аврамием Михайловичем (1825-1917) и прабабкой Ушаковой Александрой Михайловной (ум. 1917), а также доказал факт того, что они погребены в С.-Петербурге на Митрофаниевском кладбище. Таким образом, В. К. Ушаков является надлежащим заявителем и может защищать места погребений своих предков в судах. Затем В. К. Ушаков и представители Митрофаниевского союза узнали о том, что КГА разрешил строительство АЗС на одном из участков кладбища: КГА издал несколько распоряжений по этому поводу. И тогда было принято решение оспаривать эти документы КГА вместе с некоторыми другими документами, т. к. они нарушают право В. К. Ушакова на доступ к могилам его предков и 1 апреля 2011 г. было подано заявление в Куйбышевский районный суд.

Оспаривалось 10 документов, изданных КГА, а именно:
1. разрешительное письмо КГА от 19.04.2004 г. № 1-4-5237/2 о начале проектирования «Измайловской перспективы»;
2. разрешительное письмо КГА от 01.03.2005 г. № 1-4-12043/2 о начале проектирования «Измайловской перспективы»;
3. Распоряжение КГА от 10.03.2008 № 1143 «О принятии решения о подготовке проекта межевания территории, ограниченной Московским пр., наб. Обводного канала, полосой отвода Балтийской линии Октябрьской железной дороги, Благодатной ул., в Московском и Адмиралтейском районах Санкт-Петербурга»;
4. техническое задание № 08/094 от 12.03.2008 г. на разработку проекта межевания территории, ограниченной Московским пр., наб. Обводного канала, полосой отвода Балтийской линии Октябрьской железной дороги, Благодатной ул., в Московском и Адмиралтейском районах Санкт-Петербурга;
5. Распоряжение КГА от 03.04.2009 № 917 «О продлении срока подготовки проекта межевания территории, ограниченной Московским пр., наб. Обводного канала, полосой отвода Балтийской линии Октябрьской железной дороги, Благодатной ул., в Московском и Адмиралтейском районах Санкт-Петербурга»;
6. Распоряжение КГА от 30.09.2009 г. № 3204 «О продлении срока подготовки проекта межевания территории, ограниченной Московским пр., наб Обводного канала, полосой отвода Балтийской линии Октябрьской железной дороги, Благодатной ул., в Московском и Адмиралтейском районах Санкт-Петербурга»;
7. разрешительное письмо КГА от 23.12.2009 г. № 1-1-76010/5 о предо-ставлении земельного участка территории северного участка Митрофаниевского кладбища на углу Митрофаньевского ш. и М. Митрофаньевской ул. в краткосрочную аренду ЗАО «Лендорстрой-2»;
8. Распоряжение КГА от 07.12.2009 г. № 3803 «О предоставлении раз-решения на условно разрешённый вид использования земельного участка»;
9. Распоряжение КГА от 28.05.2009 г. № 1799 «Об утверждении градо-строительного плана земельного участка» RU78105000-5962 по адресу Митрофаньевское ш., участок 9 (восточнее д. 15, лит. А), с кадастровым номером 78:32:8002А:9;
10. согласование КГА от 27.10.2010 г. № Г.С.-3.1/20889 объёмно-пространственного и архитектурного решения, генерального плана на стадии «проект» АЗС по адресу Митрофаньевское ш., участок 9.

Дело длилось достаточно долго в связи с тем, что суд запрашивал многие архивные документы, списки, архивные справки, карты схемы, топографические съёмки территории кладбища, которая имеется в архиве КГА за 1932, 1946 и 1955 гг., генеральные планы Ленинграда, Центральный архив Министерства обороны РФ, Военный комиссариат С.-Петербурга и др. Также уточнялось и дополнялось заявление, заявителем предоставлялись доказательства. На одном их последних заседаний был проведён опрос свидетелей: специалиста по воинским захоронением В. В. Кунтарева, родственников погребённых на кладбище лиц Л. М. и М. Ф. Жербиных, П. А. Головнина, А. В. Гранд-Скубика, очевидцев блокадных захоронений В. С. Ковальчук, В. И. Новикову и др. Само дело состояло из трёх толстых томов с дополнительными приложениями.

В качестве заинтересованных лиц, кроме КГА в деле участвовали КЗРЗ, КЭРППТ, КГИОП, ООО «ПТК Терминал» (собственник участка для АЗС), ЗАО «Желдорипотека», ОАО «Измайловская перспектива», ЗАО «Лендорстрой-2» (арендатор участка, где находился храм Св. Митрофана). ОАО «Измайловская перспектива» на первом заседании, куда их пригласили, ходатайствовало о выходе из дела, т. к. они больше проектировкой этой территории не занимаются. ЗАО «Желдорипотека» по всем тем адресам, куда посылались судебные повестки, не находится. ЗАО «Лендорстрой-2» в суд ни разу не явился.

Позиция КГА заключалась в том, что заявитель не доказал, что указан-ные оспариваемые документы нарушают его права, а также не доказал уважительную причину пропуска сроков исковой давности. В тоже время КГА не смог отрицать, что в ходе судебного заседания установлен факт существования захоронений кладбища и то, что они никуда не переносились. КГА утверждал, что о существовании кладбища они якобы не знали, хотя ещё в разрешительном письме КГА от 19.04.2004 г. № 1-4-5237/2 о начале проектирования «Измайловской перспективы», которое подписал О. Харченко, говорится о том, что при проектировании необходимо учесть границы Старо-Митрофаньевского кладбища.

В итоге суд принял решение об отмене двух документов КГА, а именно: Распоряжение КГА от 28.05.2009 г. № 1799 «Об утверждении градостроительного плана земельного участка» RU78105000-5962 по адресу Митрофаньевское ш., участок 9 (восточнее д. 15, лит. А), с кадастровым номером 78:32:8002А:9 и согласование КГА от 27.10.2010 г. № Г.С.-3.1/20889 объёмно-пространственного и архитектурного решения, генерального плана на стадии «проект» АЗС по адресу Митрофаньевское ш., участок 9. В остальных 8-ми пунктах суд нам отказал. Полный текст решения с мотивировкой будет готов через 10 дней. Полагаем, что КГА будет оспаривать это решение в Городском суде С.-Петербурга.

Прилагаю заключительную речь, прочитанную представителем заявителя Н. В. Лаврентьевым 25 апреля 2012 г. в ходе последнего судебного заседания.

Уважаемый суд!

Виктор Константинович Ушаков обратился в Куйбышевский районный суд с заявлением об оспаривании в порядке 25 главы ГПК РФ действий Комитета по градостроительству и архитектуре (далее КГА) Правительства С.-Петербурга, которые привели к тому, что на территории Митрофаниевского кладбища, где погребены предки В.К. Ушакова, запланировано строительство дорог, объектов капитального строительства и инфраструктуры. Данные действия КГА нарушают право В.К. Ушакова на посещение могил его предков, которое проистекает из права на благоприятную окружающую среду, закреплённое ст. 42 Конституции РФ, кроме того, действия КГА противоречат ст. 15 Конституции РФ, которая говорит о том, что «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Заявитель В. К. Ушаков доказал, что он является прямым потомком своих предков, а также доказал факт их захоронения на Митрофаниевском кладбище, что закреплено решением Красногорского городского суда Московской области 1 октября 2010 г. Доказано также уважительная причина пропуска сроков исковой давности.

Митрофаниевское кладбище было основано в 1831 г. во время эпидемии холеры, позднее оно превратилось в обычное городского кладбище и к 1903 г. его территория составила 37,9 га. С 1835 г. существует Громовское старообрядческое кладбище. С 1845 г. существует Митрофаниевское лютеранское кладбище. По предварительным оценкам, на Митрофаниевском кладбище с момента его открытия и до закрытия в 1927 г. – погребено около 400 000 человек. Документы, предоставленные Архивным комитетом Правительства Санкт-Петербурга свидетельствуют о том, что на сегодняшний день сохранились данные в Центральном госу-дарственном историческом архиве С.-Петербурга, которые подтверждают факт захоронения около 98 000 человек, имена которых известны. Кроме того, в известном издании «Петербургский некрополь» историка В. И. Саитова, изданном в 1912-1914 гг., приводится 3000 имён, погребённых на Митрофаниевском кладбище. Возможно, расширить эти списки при дальнейших архивных изысканиях. Исторические факты существования кладбища, его границы и развитие подтверждаются официальными архивными справками Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга, которые имеются в деле.

В 1927 г. было принято решение о закрытии Митрофаниевского право-славного и лютеранского кладбища, которое было юридически закреплено решением Президиума Ленинградского губернского исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 10 мая 1927 г. № 026-9. Я прошу обратить внимание суда, что данное решение говорит именно о закрытии кладбища для захоронений, а не о его ликвидации или сносе. Решения о ликвидации кладбища и его сносе принято не было, его просто не существует. В 1930-х гг. с территории Митрофаниевского кладбища было произведено несколько перезахоронений выдающихся деятелей культуры и искусства в музейные некрополи Александро-Невской лавры и Литераторские мостки, что подтверждается сведениями из Государственного музея городской скульптуры, которые имеются в деле.

В 1941-1944 гг. на территории Митрофаниевского православного и лютеранского, а также Громовского старообрядческого кладбищ производились захоронения умерших жителей блокадного г. Ленинграда (около 95 человек), а также воинов Советской (Красной) армии, погибших в ходе боевых действий по обороне г. Ленинграда (около 115 человек). Списки указанных лиц имеются в деле. Представлены также официальные документы, которые подтверждают факт наличия указанных захоронений на территории Митрофаниевского кладбища – это документы:
1. Центрального архива Министерства обороны РФ, которое предоставило сведения о том, что в архиве нет документов, которые бы подтверждали факт перезахоронения воинских захоронений с Митрофаниевского кладбища,
2. СПб ГУ «Пискарёвское мемориальное кладбище», которое предоставило списки 95 человек – жителей блокадного Ленинграда, погребённых на Митрофаниевском кладбище,
3. Центрального государственного архива С.-Петербурга, предоставивший перечень документов, среди которых сведения о захоронении блокадников на Митрофаниевском кладбище,
4. Архива военно-медицинских документов Минобороны России, который подтвердил факт проведения захоронений на территории Митрофаниевского кладбища советских воинов, погибших в 1941-1944 гг. во время Великой Отечественной войны, в ходе обороны Ленинграда,
5. Военного Комиссариата С.-Петербурга Минобороны России, который подтвердил факт захоронения 13 человек – воинов Красной армии, призванных через военкоматы Ленинграда и Ленинградской области, на территории Митрофаниевского кладбища, а также сообщил об отсутствии документов о перезахоронении погибших воинов с территории некрополя на другие кладбища.

Все вышеперечисленные документы представлены в деле.

Также, Центральным государственном архивом С.-Петербурга, было представлено решение Исполнительного комитета Ленгорсовета от 29 августа 1957 г. № 41 «О перезахоронении братской могилы с территории бывшего Митрофаниевского кладбища». Этим документом было приказано произвести перезахоронение «братской могилы граждан, погибших в период Великой Отечественной войны». На документе указано, что выполнено перезахоронение и перенос памятника на Красненькое кладбище. Но указанный документ никак не может быть принят во внимание, т. к. в нём, во-первых, говорится о братской могиле граждан, а не воинов Советской армии, во-вторых, нет никаких списков или хотя бы указания количества перезахороненных человек, а в-третьих, не указано, куда на Красненьком кладбище произведено перезахоронение. Кроме того, как свидетельствуют документы Центрального архива Минобороны России, на Митрофаниевском кладбище было несколько братских могил (по меньшей мере, 15 братских могил упомянуты в документах Центрального архива Министерства Обороны), а не одна, также существовали братские могилы и на прилегающих к кладбищу территориях, что подтверждается документами и свидетельствами очевидцев. Также, если бы производилось перезахоронение воинов Советской армии, к этому обязательно было бы подключён Военкомат.

Кроме воинов Советской армии на Митрофаниевском кладбище погре-бены участники Первой Мировой войны, Русско-Японской войны, Русско-Турецких войн, Отечественной войны 1812 г. и др. Эти захоронения также являются воинскими захоронениями, их вообще никто и никуда не переносил.

Теперь внимание следует обратить на официальные документы, непосредственно касающиеся КГА. Это, во-первых, топографическая съёмка, предоставленная из Городского картографического фонда Геолого-геодезической службы КГА: 1932, 1946, 1955 и 1992 гг. Топографическая съёмка 1932, 1946 и 1955 гг. отчётливо свидетельствует, что территория Митрофаниевского кладбища существовала до войны, всю войну и в послевоенные годы. И только после 1955 г. территория кладбища стала обращаться в свалки, и на ней разместились гаражи, стоянки, склады и прочие временные строения.

Здесь следует обратиться к письму 1957 г. Управления по делам архи-тектуры и строительства Исполкома Ленгорсовета, направленное в газету «Известия» по вопросу Митрофаниевского кладбища. Из письма следует, что территория кладбища планируется под зелёные насаждения – под парк культуры и отдыха и, что застройка данной территории не планируется. Строки этого письма подтверждаются Генеральным планом развития Ленинграда 1955 г. на 1956-1965 гг., из которого следует, что территория кладбища, несмотря на предполагаемую пробивку Новоизмайловского пр., предполагалось на 90% обратить в зелёные насаждения и не застраивать объектами капитального строительства.

Теперь следует обратиться к законодательству. Отзывы Комитета эко-номического развития, промышленной политики и торговли Правительства С.-Петербурга на заявление В. К. Ушакова говорят о том, что решение об уничтожении Митрофаниевского кладбища принято до вступления в силу Федерального закона РФ от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле». Но, во-первых, как было сказано выше, решение о ликвидации и уничтожении Митрофаниевского кладбища не принято, а принято решение о его закрытии для захоронений, а во-вторых, до закона 1996 г. действовали другие законы и нормы.

В 1931 г. Постоянная комиссия по вопросам культов при ВЦИК РСФСР издала 16 октября 1931 г. инструкцию «О порядке устройства, закрытия и ликвидации кладбищ и о порядке сноса надмогильных памятников». В п. 15 данной инструкции сказано, что «После закрытия кладбищ остаются в полной неприкосновенности как земельный покров, так и все надмогильные насыпи, ограды, памятники и ограды кладбищ впредь до полной ликвидации кладбищ», п. 16 инструкции утверждает, что использование под застройку территорий закрытых кладбищ не допускается до полной их ликвидации. Согласно п. 17, полная ликвидация кладбищ разрешалась лишь после 20 лет после последнего захоронения для кладбищ с сухими почвами и 30 лет для кладбищ с влажными почвами. Как свидетельствуют исторические документы, территория Митрофаниевского кладбища была сильно увлажнённой и местами болотистой. В этом же 17 пункте инструкции указано, что возможна и досрочная ликвидация кладбищ в случае государственной или местной надобности. В соответствии с п. 18 данной инструкции «полная ликвидация кладбищ во всех указанных выше случаях производится по мотивированному постановлению горсовета или райисполкома, после соответствующего заключения со стороны местных органов санитарного надзора»… Ещё раз напомню, что в отношении Митрофаниевского кладбища нет мотивированного постановления о его ликвидации – вообще нет постановления о его ликвидации.

Действие данной инструкции было отменено введением в действие Санитарных правил по устройству и содержанию кладбищ, утверждённых Всесоюзной государственной санитарной инспекцией 20 декабря 1948 г. В п. 25 указанных санитарных правил говориться, что «Территория ликвидируемого кладбища используется под зелёные насаждения общественного пользования. В отдельных случаях по истечении кладбищенского периода территория кладбища с разрешения санитарных органов может быть использована для других общественных целей»… Но и в рамках действия данных санитарных правил нет заключений санитарных органов и решения о ликвидации Митрофаниевского кладбища. Следует также заметить, что Генеральный план Ленинграда 1948 г. учитывал Митрофаниевское кладбище. И 80% территории кладбища предполагалось использовать под зелёные насаждения.

Санитарные правила 1948 г. заменили Санитарные правила устройства и содержания кладбищ, утверждённые Главным государственным санитарным инспектором СССР от 1 ноября 1960 г. N 343-60. В п. 24 настоящих правил сказано «Территория ликвидируемого кладбища должна использоваться в качестве зеленого массива для общественного пользования. Ликвидация могил, как правило, производится без вырытия останков захороненных путем снятия надгробий. В отдельных случаях по прошествии полного кладбищенского периода территория ликвидируемого кладбища по согласованию с местными органами государственного санитарного надзора может быть использована для других целей». Опять повторюсь, что в отношении Митрофаниевского кладбища нет заключений санитарных органов и решения о ликвидации. Напротив территорию кладбища учитывал действующий в то время Генеральный план развития Ленинграда 1955 г.

Правила 1960 г. были отменены введением в действие Санитарных правил устройства и содержания кладбищ, утверждённые Заместителем Главного государственного санитарного врача СССР А. И. Заиченко от 10 февраля 1977 г. N 1600-77. В п. 2.19 указанных правил 1977 г. говорит: «Территория ликвидируемого кладбища (по истечении кладбищенского периода) должна использоваться в качестве зеленого массива для общественного пользования. Ликвидация могил в этом случае, как правило, производится без вырытия останков захороненных, путем снятия надгробий. В отдельных случаях, по прошествии полного кладбищенского периода, территория ликвидируемого кладбища по согласованию с местными учреждениями санитарно-эпидемиологической службы может быть использована для других целей»… Но и в 1977 г. и после не были принято решений об уничтожении Митрофаниевского кладбища, оно было уничтожено незаконно без принятия соответствующих решений, то есть в нарушение законодательства. Эти незаконные действия продолжаются и сегодня.

Таким образом, ссылка представителей Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли на то, что до 1996 г. не действовали законы и подзаконные акты, защищающие территории мест погребения, не корректна и не верна. До 1996 г., когда был введён Федеральный закон РФ от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле», также действовали нормы, которые требовали использовать территории закрытых кладбищ (мест погребения) для зелёных насаждений, а использование территорий для других целей допускалось в отдельных исключительных случаях, для чего требовалось принять соответствующие мотивированные решения. В виду этого уничтожение Митрофаниевского кладбища и проектирование на его территории дорог, инфраструктуры и объектов капитального строительства - не законно.

Современные границы территории Митрофаниевского кладбища обозначены на представленных заявителем планах, а также подробно описаны в последнем уточнённом заявлении с указанием точных границ по границам современных земельных участков и строений.

Заявитель В. К. Ушаков оспаривает конкретные действия КГА, которые выразились в юридически значимых действиях повлекших за собой в ведение в оборот территории Митрофаниевского кладбища, а также проектирование на этой территории дорог, инфраструктуры и объектов капитального строительства.

Между тем КГА прекрасно известно о том, что на рассматриваемой территории находятся места погребений Митрофаниевского кладбища. Об этом свидетельствуют предоставленная из КГА топографическая съемка, а также Схема границ зон с особыми условиями использования территории 2006 г. из проекта планировки территории, ограниченной наб. Обводного кан., Московским пр., Благодатной ул. и полосой отвода Балтийской линией ОЖД, разработанная подведомственному КГА СПбГУ «НИПЦ генерального плана СПб». На указанной схеме обозначены границы Митрофаниевского кладбища. Но КГА в своих возражениях и вы-ступлениях постоянно ссылается на Правила землепользования и за-стройки С.-Петербурга и Генеральный план С.-Петербурга 2005 г. и заявляет о том, что в указанных Законах Санкт-Петербурга нет территории Митрофаниевского кладбища. Между тем, согласно пп. 3.3 и 3.4. Положения о КГА 2004 г., а также согласно п. 2.1 Положения о КГА 1997 г. КГА осуществляет подготовку Генерального плана, осуществляет подготовку его проекта, материалов по обоснованию, а также плана реализации, утверждает задание на его разработку, мониторинг и готовит изменения в Генеральный план, также КГА осуществляет обеспечение подготовки проекта Правил землепользования и застройки С.-Петербурга, проверку проекта на соответствие законодательства и готовит изменения ПЗЗ. То есть, КГА по сути ссылается на те Законы С.-Петербурга, которые он и его подведомственные организации разрабатывают и согласовывают, а также готовят в них изменение. Согласно своим функциям КГА, узнав о несоответствии Генерального плана и ПЗЗ тому, что существуют не-учтённые границы Митрофаниевского кладбища, был обязан обратиться в Правительство С.-Петербурга с проектом изменений в указанные законы с целью устранения противоречия.

Вместо этого, как следует из отзывов КГА г. Киселёва Ю. Е. – Председатель комитета, провела с общественными организациями совещания, на котором поручила общественным организациям провести историко-культурную экспертизу территории кладбища. Согласно федеральному законодательству историко-культурная экспертиза – это государственная услуга, которая проводится с целью установления историко-культурной ценности того или иного объекта для обоснования включения или исключения объекта культурного наследия в единый реестр. И здесь возникает вопрос о том, на каком основании КГА ссылается на историко-культурную экспертизу, которая к факту существования мест захоронений и территории Митрофаниевского кладбища не относится, т. к. проведённая экспертиза показала только историко-культурную ценность кладбища, и иных задач у экспертизы не было. Митрофаниевское кладбище – его границы и захоронения существуют и без г. Киселёвой Ю. Е. и без историко-культурной экспертизы, т. к. этот факт подтверждается многочисленными документами, представленными в деле, в том числе предоставленными из КГА.

Таким образом, я полагаю, что требования заявителя В.К. Ушакова к тому, что рассматриваемые документы, изданные КГА, противоречат действующему законодательству и нарушают права и свободы заявителя, обоснованы и подлежат удовлетворению.

В заключении хочу сказать, что рассматриваемое дело имеет большое морально-этическое значение. Речь идёт о памяти предков, в том числе о памяти погибших при защите Отечества. Об этом можно сказать много слов, но я думаю, что всем и так всё ясно и понятно.

Представители КГА, КЗРЗ, КГИОП, КЭРППТ рьяно отстаивают интере-сы своих работодателей. Но представим такую ситуацию, что на могилах их родителей, бабушек и дедушек, приняли решение о строительстве домов и дорог. Как отнесутся они к этому? Будут ли они отстаивать свои права и законные интересы или примут случавшееся как данное, потому что в Генеральном плане и ПЗЗ нет могил их предков?

Представитель по доверенности Н. В. Лаврентьев.

© Николай Лаврентьев, секретарь Санкт-Петербургского Митрофаниевского союза.

Новость опубликована на сайте Мтрофаниевского союза по адресу: http://spb-mitrofan-society.org/news.27.IV.2012.php

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
darwa
Apr. 28th, 2012 02:26 pm (UTC)
Молодец, так держать!
А у меня при прочтении заголовка было две догадки:
Первая: что это наш Николай (Лаврентьев).
Вторая: что это (раз с помощью предков) спиритический сеанс:-))
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner