Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote in era_group,
Rudy Ogon
rudy_ogon
era_group

Годовщина "Англетера" как зеркало вырождения властей и либералов



«Не думали, не гадали - нечаянно попали», - так можно было бы назвать действия Смольного 18 марта этого года. Действительно, столь явное и знаковое попадание "в точку" встречается крайне редко. Именно в этот день 26 лет назад внутренние войска и спецподразделения полиции жёстко разогнали 20-тысячный митинг на Исаакиевской площади, после чего стены гостиницы «Англетер» были обрушены - с этого события началась Перестройка в Петербурге, а слово «Англетер» стало с тех пор идиомой. Спустя более четверти века, в этот же день 2013 года, Администрация Полтавченко записала в своё будущее обвинительное заключение снос сразу двух ценных исторических зданий - на Ново-Александровской улице, 10, и Загородном проспекте, 19.

На материале этих исторических параллелей можно было бы снять полнометражный фильм о чудовищном откате назад, о полномасштабном воссоздании диктатуры в стране, едва глотнувшей свободы, о генетической преемственности варварства во власти - в диапазоне от КПСС до «Единой России», о неистребимости продуманного, идущего сверху, градостроительного вандализма и пр., и пр., и пр. Может, когда-нибудь такой фильм и появится...

Но есть и более конкретные параллели. Если снос дома в селе Александровском, на окраине Петербурга, застал градозащитников врасплох - то о готовящемся сносе дома служащих Госбанка на Загородном, 19 (как и о предстоящем сносе «Англетера»), было известно задолго до события. Первая информация о проектировании появилась в открытом доступе едва ли не в 2011 году. А 24 декабря 2012, когда над зданием нависла непосредственная угроза сноса, Группа ЭРА немедленно оповестила об этом СМИ, опубликовала сообщение в Сети и начала активную проработку объекта в целях воспрепятствования запланированному вандализму. Тогда же были направлены и протесты в прокуратуру и профильные ведомства, достигнуты первичные договорённости об участии в защите дома более широкой коалиции оппозиционных сил.

Объект был априори «тяжёлым», поскольку внутриквартальная застройка в Петербурге практически не охраняется законом, и требовалось разработать серьёзную стратегию защиты данного конкретного здания, учитывая также 100%-ю перспективу применения прямого действия на объекте. Отметим и один, на редкость выигрышный с точки зрения защиты, момент: здание было отправлено на снос, фактически, по решению некоего «совещания в Комитете по строительству», участники которого взяли на себя наглость отменить в части дома Госбанка - ни много, ни мало, Градостроительный кодекс (!), что являлось серьёзным поводом для полномасштабной прокурорской проверки. Однако, такие здания, проблемные в защите, сложные в плане тактики организации их обороны - чаще всего оказываются именно эровскими объектами - они, как правило, не интересуют либерал-«градозащиту», поскольку на них особо не отпиаришься, больших бонусов не заработаешь, велик риск не спасти здание, ну и т. д.

В этот раз оборотни от градозащиты сыграли иначе: сразу после эровского сообщения об угрозе близкого сноса пиариться на объект ломанулась вся либеральная свора, в диапазоне от «Дохлого города» до Кролика-в-Вишнёвом-Соусе. Последний напрягался едва ли не более, чем вся остальная разорёновская пехота, его визги транслировала городская пресса практически весь январь и февраль. Судя по всему, жёсткое фиаско компании Елисеевой - Кононова - Вишневского на загубленном ими доме Рогова (всего в паре кварталов от дома Госбанка) - не давало покоя этим любителям летнего отдыха в швейцарских Альпах и Париже, требуя политического реванша в Петербурге.

Ухватившись за полученную от нас тревожную информацию, продажные «градозащитники», во-первых, повернули всю кампанию в соглашательско-либеральное русло, начали интенсивные переговоры с чиновниками и инвесторами. Во-вторых, «оккупировали» объект в прямом и переносном смысле, пустили в ход «тяжёлую артиллерию» - собственные депутатские запросы, совещания в ЗакСе и Смольном и т. д. И начали истошно, с пеной у рта, орать, что у них всё схвачено, что, вот, они уже «почти договорились», что в Смольном им «твёрдо пообещали» и «дали гарантии», и что уж на этот-то раз они не допустят сноса, костьми лягут! А вмешательство радикалов только всё испортит, какие-либо акции прямого действия в этой ситуации будут для дома смерти подобны…

Мы, конечно, не хотели потерять дом и тем более – быть обвинёнными в его потере. Мы не то, чтобы поверили, что они – «лучше защитят», в эффективность их методов, но раз уж действительно (по их утверждениям) – всё схвачено, почти все вопросы решены, всё под контролем авторитетнейших кроликов, влиятельнейших кононов-варваров и прочих друзей губера, и угроза фактически миновала... – то предоставили им полную свободу действий. Тем более, что других объектов под угрозой в городе более чем достаточно.

И что же сделали оборотни, когда настал час перейти от слов к реальной защите здания?

В самую годовщину гибели «Англетера», когда начался одновременный снос и в Александровском, и на Загородном, «на место приехали активисты движения «Живой город», убедились в том, что дом сносят и разъехались». Этим дело и кончилось.

Предводители либерал-«градозащиты» хранили по поводу происходящего гробовое молчание. Молчали «ЖГ», ВООПИК, ЭКОМ и вся отпиарившаяся на объекте подгубернаторская рать. Для того, чтобы пресечь происходивший вандализм, спасти исторический подлинник, никто не пошевелил пальцем. А на излёте второго дня, когда снос дома Госбанка входил в завершающую стадию, мелкая пехота «ЖГ» в лице Сивохиной разразилась циничным комментарием по поводу того, что, дескать, запроектированное новое здание «окажется заметно с ряда  видовых точек... (далее длинный список)», и потому они, «градозащитники», собираются бороться за понижение его высотности (!!!).

Если поинтересоваться у дохлогородной «блондинки», осознаёт ли она запредельный, клинический цинизм своей фразы, а также почему она и её коллеги трусливо бежали с объекта, а теперь молчат в тряпочку - уверен, она сделает большие глаза и будет долго моргать, не понимая, о чём таком странном её спрашивают. В её полуразвалившейся конторе лишь стоящие у руля «генералы» знают полные ответы на данные, а также все остальные, неудобные вопросы. Ответы эти для прессы не предназначены, а других у них просто не имеется.

В итоге PR-эксперименты оборотней от градозащиты с каждым днём обходятся городу всё дороже.

Tags: Аналитика, Англетер, Загородный 19, Продажные "градозащитники"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment