?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



«Не думали, не гадали - нечаянно попали», - так можно было бы назвать действия Смольного 18 марта этого года. Действительно, столь явное и знаковое попадание "в точку" встречается крайне редко. Именно в этот день 26 лет назад внутренние войска и спецподразделения полиции жёстко разогнали 20-тысячный митинг на Исаакиевской площади, после чего стены гостиницы «Англетер» были обрушены - с этого события началась Перестройка в Петербурге, а слово «Англетер» стало с тех пор идиомой. Спустя более четверти века, в этот же день 2013 года, Администрация Полтавченко записала в своё будущее обвинительное заключение снос сразу двух ценных исторических зданий - на Ново-Александровской улице, 10, и Загородном проспекте, 19.

На материале этих исторических параллелей можно было бы снять полнометражный фильм о чудовищном откате назад, о полномасштабном воссоздании диктатуры в стране, едва глотнувшей свободы, о генетической преемственности варварства во власти - в диапазоне от КПСС до «Единой России», о неистребимости продуманного, идущего сверху, градостроительного вандализма и пр., и пр., и пр. Может, когда-нибудь такой фильм и появится...

Но есть и более конкретные параллели. Если снос дома в селе Александровском, на окраине Петербурга, застал градозащитников врасплох - то о готовящемся сносе дома служащих Госбанка на Загородном, 19 (как и о предстоящем сносе «Англетера»), было известно задолго до события. Первая информация о проектировании появилась в открытом доступе едва ли не в 2011 году. А 24 декабря 2012, когда над зданием нависла непосредственная угроза сноса, Группа ЭРА немедленно оповестила об этом СМИ, опубликовала сообщение в Сети и начала активную проработку объекта в целях воспрепятствования запланированному вандализму. Тогда же были направлены и протесты в прокуратуру и профильные ведомства, достигнуты первичные договорённости об участии в защите дома более широкой коалиции оппозиционных сил.

Объект был априори «тяжёлым», поскольку внутриквартальная застройка в Петербурге практически не охраняется законом, и требовалось разработать серьёзную стратегию защиты данного конкретного здания, учитывая также 100%-ю перспективу применения прямого действия на объекте. Отметим и один, на редкость выигрышный с точки зрения защиты, момент: здание было отправлено на снос, фактически, по решению некоего «совещания в Комитете по строительству», участники которого взяли на себя наглость отменить в части дома Госбанка - ни много, ни мало, Градостроительный кодекс (!), что являлось серьёзным поводом для полномасштабной прокурорской проверки. Однако, такие здания, проблемные в защите, сложные в плане тактики организации их обороны - чаще всего оказываются именно эровскими объектами - они, как правило, не интересуют либерал-«градозащиту», поскольку на них особо не отпиаришься, больших бонусов не заработаешь, велик риск не спасти здание, ну и т. д.

В этот раз оборотни от градозащиты сыграли иначе: сразу после эровского сообщения об угрозе близкого сноса пиариться на объект ломанулась вся либеральная свора, в диапазоне от «Дохлого города» до Кролика-в-Вишнёвом-Соусе. Последний напрягался едва ли не более, чем вся остальная разорёновская пехота, его визги транслировала городская пресса практически весь январь и февраль. Судя по всему, жёсткое фиаско компании Елисеевой - Кононова - Вишневского на загубленном ими доме Рогова (всего в паре кварталов от дома Госбанка) - не давало покоя этим любителям летнего отдыха в швейцарских Альпах и Париже, требуя политического реванша в Петербурге.

Ухватившись за полученную от нас тревожную информацию, продажные «градозащитники», во-первых, повернули всю кампанию в соглашательско-либеральное русло, начали интенсивные переговоры с чиновниками и инвесторами. Во-вторых, «оккупировали» объект в прямом и переносном смысле, пустили в ход «тяжёлую артиллерию» - собственные депутатские запросы, совещания в ЗакСе и Смольном и т. д. И начали истошно, с пеной у рта, орать, что у них всё схвачено, что, вот, они уже «почти договорились», что в Смольном им «твёрдо пообещали» и «дали гарантии», и что уж на этот-то раз они не допустят сноса, костьми лягут! А вмешательство радикалов только всё испортит, какие-либо акции прямого действия в этой ситуации будут для дома смерти подобны…

Мы, конечно, не хотели потерять дом и тем более – быть обвинёнными в его потере. Мы не то, чтобы поверили, что они – «лучше защитят», в эффективность их методов, но раз уж действительно (по их утверждениям) – всё схвачено, почти все вопросы решены, всё под контролем авторитетнейших кроликов, влиятельнейших кононов-варваров и прочих друзей губера, и угроза фактически миновала... – то предоставили им полную свободу действий. Тем более, что других объектов под угрозой в городе более чем достаточно.

И что же сделали оборотни, когда настал час перейти от слов к реальной защите здания?

В самую годовщину гибели «Англетера», когда начался одновременный снос и в Александровском, и на Загородном, «на место приехали активисты движения «Живой город», убедились в том, что дом сносят и разъехались». Этим дело и кончилось.

Предводители либерал-«градозащиты» хранили по поводу происходящего гробовое молчание. Молчали «ЖГ», ВООПИК, ЭКОМ и вся отпиарившаяся на объекте подгубернаторская рать. Для того, чтобы пресечь происходивший вандализм, спасти исторический подлинник, никто не пошевелил пальцем. А на излёте второго дня, когда снос дома Госбанка входил в завершающую стадию, мелкая пехота «ЖГ» в лице Сивохиной разразилась циничным комментарием по поводу того, что, дескать, запроектированное новое здание «окажется заметно с ряда  видовых точек... (далее длинный список)», и потому они, «градозащитники», собираются бороться за понижение его высотности (!!!).

Если поинтересоваться у дохлогородной «блондинки», осознаёт ли она запредельный, клинический цинизм своей фразы, а также почему она и её коллеги трусливо бежали с объекта, а теперь молчат в тряпочку - уверен, она сделает большие глаза и будет долго моргать, не понимая, о чём таком странном её спрашивают. В её полуразвалившейся конторе лишь стоящие у руля «генералы» знают полные ответы на данные, а также все остальные, неудобные вопросы. Ответы эти для прессы не предназначены, а других у них просто не имеется.

В итоге PR-эксперименты оборотней от градозащиты с каждым днём обходятся городу всё дороже.

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
forestier
Mar. 24th, 2013 10:03 am (UTC)
Губернатор Полтавченко - мы всё поняли!
Не все поймут, кто такой кролик и дохлый город.

Главное здесь, то, что враньё Губернатора и Председателя КГИОП о том, что они против сносов, о моратории на снос, о том, что они против новоделов и т. п. в очередной раз подтвердилось. Более того, Губернатора мы предупреждали, ему было направлено письмо о том, что здесь будет снесено не аварийное историческое здание, Губернатор просто отмолчался.

Но и никакой критики со стороны "градозащитников" о том, что это нарушение "договорённостей" мы не слышим. Нарушений нет! Всё хорошо господин Губернатор!

Если с домом Рогова, который был также незаконно снесён, Губернатор потом заявил, что "не забудет не простит и порвёт ж*** каждому, кто ещё раз на такое осмелиться". И этим как бы подтвердил, что "договорённость" в силе и, что сносить нельзя. Правда потом было снесено ещё несколько зданий, но это уже мелочи. То здесь Смольный просто молчит.

Я думаю, что снос дома на Загородном, 19 - это точка не возврата, которая должна окончательно показать всем, что никаких "договорённостей" нет, что даже если продать душу дьяволу (как выступал Кононов по Варшавскому, что он готов пойти на сотрудничество даже с чёртом), то в выигрыше в результате всё равно останется дьявол. Поэтому я предлагаю для Леры рассмотреть это как вариант статьи об этой точки не возврата, где можно было бы сделать анализ выполнения "договорённостей", последствия сотрудничества с дьяволом и перспективы экспертов сатаны для города...

Ну а конкретно по жителям. Все жители, какие там есть в доме 21 по Загородному и 12 по Джамбула связывались с нами, а именно со мной. Они были готовы дать доверенность для суда и судиться. Но что я им объяснил, что у меня сейчас каскад дел в суде и я могу взять их дело только тогда когда закончу другое дело, что будет не скоро, на чём мы и расстались. Потом я услышал, что люди Ковалёва хотят судиться ну и передал им контакты этих жителей, которые на меня вышли. А уже после праздников, я узнаю, что жители судиться отказались. Я не знаю, чья это там была вина, но момент некоторый есть - со всеми другими жителями у нас отношения нормальные, нам дали доверенности и мы ведём дела, нам даже не пришлось никого уговаривать, нам доверяют, при том, что мы делаем это бесплатно и не гарантируем, что мы выиграем дело, т. к. принимаем во внимание особенность нашей судебной системы. А здесь жители отказались. Почему, не знаю. Предпринимались ли какие-то попытки поиска других жителей? Ведь пехота жг могла бы распространить литовки в этих и других домах с целью поиска других заявителей, или жг занят какими-то другими заботами?

В любом случае, интересно как будут развиваться дальше события, когда начнут копать подземный паркинг, как посыпятся соседние дома и, что будут делать жители.

Edited at 2013-03-24 06:09 pm (UTC)
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

January 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner