?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Николай Лаврентьев: Петербургские депутаты-градозащитники замечены в лоббировании интересов застройщиков

http://bezduhovnosti.com/2016/02/29/%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9-%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8C%D0%B5%D0%B2-%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D0%B5/

Фев 29, 2016 | Нет комментариев

Депутаты петербургского ЗакСа, позиционирующие себя как градозащитники, нередко попадаются на лоббировании интересов застройщиков, против которых якобы борются. Таких примеров много и в нынешнем созыве городского парламента. Об этом в интервью Бездуховностям рассказал врио руководителя градозащитной группы ЭРА Николай Лаврентьев. Также он перечислил наиболее острые градозащитные проблемы Петербурга, назвал имена чиновников, персонально ответственных за сносы и разрушения памятников и выдвинул версию, зачем ЗакС с таким скандалом награждал благодарственной грамотой председателя КГИОП Сергея Макарова.



— Является ли градозащитное движение «мэйнстримовым» для городских оппозиционно-настроенных активистов?

Конечно, является. Это особенность нашего города. Охрана памятников, градозащита, публичные акции в защиту садов и парков — любимая и важная тема многих политических и неполитических оппозиционных активистов. Экс-губернатор Петербурга Валентина Матвиенко говорила, что «мы не можем быть городом-музеем», что город должен развиваться. Однако, такое утверждение не то что неправильное – оно не соответствует культуре и истории нашего города. Петербург – город, который создавался как Венеция, вопреки стихии, — наш климат здесь совершенно не приспособлен для жизни. Но Петербург был нужен как стратегическое «окно в Европу» и как Северная Пальмира – первый «европейский» город в России. Поэтому и развитие этого города должно идти по принципу сохранения и приумножения его уникального культурно-исторического наследия, состоящего из архитектурных ансамблей и рядовой исторической застройки.

Во время перестройки, во второй половине 1980-х гг., в Ленинграде стали появляться различные градозащитные движения и организации, в их числе Группа Спасения и Группа ЭРА. С тех пор градозащитное движение в городе не прекращается, оно, конечно, периодами затухает и приостанавливается, но в общем и целом это и сегодня особая сфера деятельности активистов, как оппозиционно-настроенных, так и людей во власти, или к ним примкнувшим (вспомним, как даже ОНФ осудил деятельность председателя КГИОП Сергея Макарова в связи с многочисленными жалобами на него).

— Насколько искренни и бескорыстны наиболее «раскрученные» петербургские градозащитники из числа политиков: Борис Вишневский, Алексей Ковалев, Максим Резник? Насколько велик вклад Резника и Вишневского в защиту исторического наследия Петербурга?

Ответить на этот вопрос наиболее трудно, поскольку так или иначе, напрямую или через посредников, с депутатами мы сталкиваемся или даже сотрудничаем. К сожалению, в настоящем созыве Законодательного Собрания достаточно мало депутатов, к которым можно обращаться за помощью. Так или иначе, названные депутаты позиционируют себя как градозащитники и, кто-то больше или меньше, этими вопросами занимаются или пытаются заниматься.

Алексей Ковалёв был депутатом во всех созывах Законодательного Собрания и всегда посвящал градозащитной тематике намного больше времени, чем другие. Он был участником ряда судебных дел в защиту города, например, дела против строительства 120-метрового небоскрёба на ул. Гастелло, 7, у Чесменского дворца (памятника архитектуры XVIII века). Тогда суд признал незаконным как строительство высотки, так и лакуну зоны ЗРЗ 2 (зоны регулирования застройки – прим. ред.) в границах зоны ОЗ 1. И строительство небоскрёба компании, за которой стоит бизнесмен и советник губернатора Вагиф Мамишев, было запрещено. Однако, позднее рабочая группа Совета по культурному наследию (куда входил и Алексей Ковалёв), по инициативе архитектора Никиты Явейна рекомендовала разрешить на указанном участке зону ЗРЗ, допускающую строительство, но рекомендовало снизить высоту до 23 м (сам Алексей Ковалев пояснил Бездуховностям, что на рабочей группе был единственным, кто голосовал против этого предложения. «Предложение было поддержано Б.В. Николащенко, в профессионализме которого я усомниться не могу, тем не менее, я все же поддержать этого не мог. Основание для него — защита исторического облика Московского проспекта как градостроительного ансамбля сталинской застройки», — отметил Ковалев — прим. ред.). На наш взгляд ЗРЗ в границах ОЗ (охранная зона – прим. ред.) – это нарушение концентрического принципа установления зон охраны, тем более, зона ЗРЗ не уместна вблизи уникального памятника архитектуры XVIII века – Чесменского дворца.

27 ноября прошлого года застройщик получил разрешение на строительство. Инициативная группа граждан, члены которой были созаявителями Ковалёва по первому судебному делу, обратились к нему с просьбой поучаствовать в оспаривании разрешения на строительство или предоставить для ведения дела юриста. Ответ гражданам был дан такой, что юриста для суда предоставить не представляется возможным, но активисты могут обращаться со своими вопросами к помощникам депутата (сам Алексей Ковалев пояснил Бездуховностям, что «дать юриста» он не может с точки зрения закона. «Это не входит в служебные обязанности моих помощников, тем более что они являются сотрудниками аппарата ЗС и приняты на работу В.С.Макаровым. Все такого рода отношения госслужащих — их личное дело в свободное от основной работы время. Депутатам быть представителями запрещено вовсе (посмотрите на Шлосберга),» — отметил Ковалев — прим. ред.). 29 февраля в 17.00 по этой стройке в администрации Московского района состоятся публичные слушания, активисты группы Гастелло 7 надеются, что депутат Ковалёв выступит на этих слушаниях против незаконного строительства.

Максим Резник и Борис Вишневский, как известно, раньше были членами одной партии и шли одной командой. Очень многих активистов градозащитников и членов конкретных инициативных групп удивил раскол фракции «Яблоко» в Законодательном Собрании, когда депутатов Резника, Вячеслава Нотяга и Ольгу Галкину обвинили в том, что «они агенты власти» и прошли в депутаты незаконно, украв голоса. Так это или нет? Доказательств прямого и открытого сговора с властью, конечно, нет. Но со стороны Максима Резника определённые подобные намёки на это есть. Граждане и активисты отмечают, что как только Резник стал депутатом, ответы на обращения, которые он подписывал, стали всё больше и больше походить на отписки из Смольного, которые мы все получаем регулярно. В последнее время в СМИ всё больше появляется сообщений о возможных переговорах между депутатом Резником и председателем Законодательного Собрания Макаровым (одиозный политический деятель партии власти и популист) по поводу предстоящих в скором времени выборов. Возможно, Максим Резник вновь будет менять свою политическую «ориентацию», чтобы повысить шансы своего избрания в следующий созыв.

К сожалению, нельзя сказать, что Максим Резник занимается активной градозащитной деятельностью, не могу назвать объектов, которые бы он непосредственно и скрупулёзно защищал, будучи депутатом. Удивительной можно назвать поправку в комиссию по изменению Генплана от имени депутата Максима Резника, подготовленную Александром Карповым, о переводе территории Митрофаниевского кладбища в зону деловой застройки, хотя ко времени подачи этой поправки комиссия уже одобрила перевод кладбища в рекреационную зону (что и закреплено в действующем Генплане). Тогда Резник и Карпов отмахнулись от наших претензий, назвав такую поправку своей «ошибкой». Также вызвало наше удивление заявление Резника на недавнем заседании Законодательного Собрания, где обсуждался вопрос об объявлении благодарности председателю КГИОП Сергею Макарову, которого депутат назвал плохим охранителем памятников, но «очень хорошим юристом». На наш взгляд хороший юрист – хороший защитник памятников (а Макаров ни тем, ни другим не является). Однако, всё же, помощники депутата Резника никогда не отказывали в помощи и поддержке, если к ним кто-то обращался со своими проблемами.

Борис Лазаревич Вишневский – известный журналист, писатель и петербургский политик. Как и Алексей Ковалёв, Вишневский всегда стремился, чтобы его имя было связано с градозащитой, но, безусловно, вклад последнего в градозащиту намного меньше. По многим вопросам Группа ЭРА стоит в оппозиции с Борисом Вишневским. Летом 2014 г. Законодательное Собрание Петербурга принимало «обновлённые» градостроительные регламенты и новую версию Закона СПб № 820-7 «О границах зон охраны…», эти правовые акты содержат большее количество коррупциогенных факторов и положений, противоречащих федеральному законодательству и международным актам РФ. Однако ни один депутат Законодательного Собрания тогда не выступил против этого законопроекта. И даже более того, от Вишневского, как члена Комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам, мы получали ответы о том, что с этим законом всё хорошо, а все наши претензии безосновательны. Благодаря принятию этого закона, например, для строительства в зонах охраны за пределами центра сейчас вообще не требуется получения согласования КГИОП. Это сыграло на руку многим строительным мафиози, например, на Гастелло, 7, и в квартале 2А Ульянки у парка Александрино.

Кроме того, мы осуждаем позицию бывшего помощника Вишневского Лидии Арцишевской, которая на публичных слушаниях высказалась за строительство ТРК на месте Фарфоровского кладбища. Наверное, депутату стоит более внимательно относиться к подбору своих помощников, принимая на работу только людей компетентных и квалифицированных.

Также мы были крайней неприятно удивлены позицией Бориса Вишневского, который в своём письме председателю КГИОП Сергею Макарову посчитал «возможным поддержать» проект приспособления исторического доходного дома 56 по Лиговскому пр. При том, что из объёмно-планировочного решения проекта ясно следует, что проектом предусматривается «классическая» реконструкция со сносом, а «восстановление внешнего облика» исторического здания в проекте – это чистая фикция. К сожалению, и после публичного скандала, когда эта история стала достоянием общественности, Борис Лазаревич не стал отзывать своего письма, а напротив, настаивал на своей позиции, утверждая, что нынешний вариант проекта существенно отличается о того, что был в 2007-2009 гг. Тем не менее, никаких других эскизных проектов этого нового здания (вместо исторического, которое якобы необратимо аварийно), кроме тех которые Закону 820-7 не соответствуют (они опубликованы в мае прошлого года в Интернет-газете «Канонер»), ни застройщик, ни Борис Вишневский общественности не представили до сих пор.

В целом, конечно, вклад в защиту исторического наследия Петербурга есть у всех указанных депутатов. К сожалению, большинство других депутатов, особенно фракции ЛДПР и «Единой России», всегда и везде на стороне действующей власти, разрушителей города и строительной мафии. В отличие от них Ковалёв, Вишневский и Резник готовы выступать и выступают против вопиющих инициатив власти, например, по предложению губернатора Полтавченко исключить из ЗНОП часть территории парка 300-летия Петербурга в интересах застройки Гарпромсити, часть зелёной зоны вокруг парка Александрино для реализации незаконного проекта реновации квартала 2А Ульянки, территории Митрофаниевского кладбища и др.

— О необходимости создания некой общественной инициативы (например, в виде общественной организации), которая контролировала бы продажу в Интернете находящихся под охраной «малых форм» — витражей из парадных, медальонов с уличных решеток, изразцовых печей из квартир и т. д. – заявил глава МО Красненькая речка Александр Абраменко. Насколько оправдана такая инициатива?

Если случаи продажи ворованных витражей и старинных решёток действительно в настоящее время приобрели катастрофические масштабы (на наш взгляд, ворованные архитектурные детали продавали открыто всегда, например, на Удельном рынке, очевидно, что раньше на это мало обращали внимания), то, конечно, такая инициатива оправдана. Однако, полагаем, что более эффективным в этом направлении будет усиление работы КГИОП и соответствующего подразделения полиции (т.н. «антикварный» — 9-й отдел Управления уголовного розыска ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области) с привлечением общественной инициативы. Такая общественная инициатива должна быть в тесном контакте как с КГИОП, так и с органами ГУ МВД, чтобы «не наломать дров».

— Какие наиболее острые градозащитные проблемы сейчас стоят на повестке дня в Петербурге? Кто из чиновников действующего правительства несет персональную ответственность за уничтожение объектов культурного наследия?

Наиболее острой, на мой взгляд, из общих проблем сейчас являются участившиеся случаи изменения дат постройки исторических зданий на после 1917 г. и после 1957 г. (для нецентральных районов). В настоящее время это приобретает катастрофический системный характер: ул. Короленко, д. 5, Ремесленная ул., д. 3, Аракчеевские казармы, 2-я Советская ул., д. 4, Сталепрокатный завод на 23-й линии В. О… Застройщики, поняв, что даже если они снесут историческое здание – должны восстановить то, что было, а это совершенно невыгодно, — придумали незаконные схемы по изменению дат постройки зданий. Основное в этих схемах – некое «историческое исследование» или «экспертиза», которая якобы выявляет ошибку в дате постройки, после чего это изменение («исправление технической ошибки») вносится в документы ПИБ и Кадастр недвижимости и «бывшее» историческое здание можно смело сносить. Персональную ответственность в данном случае несут работники Кадастра недвижимости и ПИБов, а также КГИОП (лично начальник Управления зон охраны Михайлов), которому прекрасно известна эта схема, но никаких мер для её пресечения не предпринимается.

Ещё одной проблемой является согласование нового строительства (например, подземных автостоянок) на территории памятников, а также разрешение реконструкции деревянных зданий-памятников путём полной разборки с последующим «воссозданием» таких объектов из кирпича и железобетона. Таких объектов сейчас очень много — это и памятники федерального значения, где согласовано как новое строительство, так и рытьё подземного паркинга: Большой Гостиный двор, Конюшенное ведомство, а также региональные памятники, например, деревянное историческое здание в Царском Селе на Малой ул., 42, которое на прошлой неделе было полностью снесено, а проектом предполагается строительство подземной автостоянки и «воссоздание» здания в бетоне. Это совершенно незаконная практика, в этой связи можно упомянуть недавнее решение Куйбышевского районного суда по дому Мордвиновых (ул. Глинки, 4), где аналогичную «реконструкцию со сносом» суд признал незаконной. Как известно реконструкцию Большого Гостиного двора, согласованную КГИОП, осудила даже Минкультуры России. Персональную ответственность здесь несёт лично председатель КГИОП Сергей Макаров, ведомство которого согласует всю проектную документацию на памятники и выдаёт разрешения на работы. Определённая вина лежит на его начальниках вице-губернаторе Игоре Албине (бывшем Слюняеве, который «слюнявит» строительную мафию в Петербурге) и губернаторе Полтавченко, которые не реагируют на жалобы, поступающие к ним.

Особой проблемой является игнорирование Российской Федерацией и, в частности Санкт-Петербургом, Конвенции ЮНСЕКО об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г. Несмотря на то, что данная Конвенция была ратифицирована ещё СССР, а Санкт-Петербург числится объектом Всемирного наследия с 1990 г. Эти документы в РФ не применяются, Конвенция не исполняется. В 2014 г. только были переутверждены границы всех компонентов объекта Всемирного наследия, однако, режим использования и буферные зоны (зоны охраны) для этих компонентов не разработаны. Игнорирование Конвенции ЮНЕСКО органами власти Петербурга ведёт к уничтожению объекта Всемирного наследия.

Например, все берега Невы, от границы города до Александро-Невской лавры являются компонентом объекта Всемирного наследия, однако, на их территориях согласовывают строительство зданий, которые никак не учитывают компонент объекта ЮНЕСКО: строительство жилых многоэтажных «монстров» в Рыбацком, «Подкова» у метро «Пролетарская», «Кирпич» на месте гостиницы Речная и многие другие. Уже упоминавшийся мною участок по ул. Гастелло, д. 7 — находится на территории компонента объекта Всемирного наследия «Московская дорога». Ответственность здесь лежит на КГИОП и Минкультуры России, которые не предпринимают мер к разработке необходимой документации и игнорируют международные обязательства РФ. С другой стороны, такое положение вещей очень выгодно строительной мафии, поскольку статья 172 Руководства по выполнению Конвенции ЮНЕСКО предписывает направление проектов строительства на согласование в Центр Всемирного наследию ЮНЕСКО в Париже.

— Как вы считаете, зачем ЗакС с таким скандалом награждал Сергея Макарова благодарственной грамотой? Был ли в этом политический подтекст?

Трудно сказать, зачем двадцать восемь депутатов Законодательного Собрания Петербурга запятнали себя таким позорным действием, как объявление благодарности председателю КГИОП Сергею Макарову, который занимается не охраной памятников, а их уничтожением. Этот список из 28 человек — своего рода список «врагов» культурно-исторического наследия города. Только клинический идиот может не видеть, к чему ведёт деятельность нынешнего председателя КГИОП. Но разве в Законодательном Собрании 28 клинических идиотов? Сомневаюсь. Эти люди пошли на этот шаг сознательно.

Но на наш взгляд причина инициативы депутата Милонова по объявлению благодарности Сергею Макарову более банальная нежели политическая. Как известно, Милонов является активным членом Православной общины церкви Петра Митрополита в Ульянке, которая сейчас ведёт строительство воскресной школы в зоне охраняемого ландшафта (где капитальное строительство запрещено). А в новом проекте зон охраны, разработанного по заказу КГИОП, именно этот участок зоны церкви Петра Митрополита переведён в зону регулирования застройки, где допускается строительство. Наверное, этим и вызвана подобная инициатива.

— Известно ли вам о какой-либо коррупционной заинтересованности депутатов петербургского ЗакСа в случаях, когда они пытались повлиять на те или иные градостроительные конфликты?

К сожалению, никакой конкретной «коррупционной» заинтересованности нами пока не выявлено. Непосредственно за руку никого не поймали. Однако есть случаи, когда депутаты, ранее поддерживающие тот или иной градозащитный протест, при этом вели переговоры с застройщиком и лоббировали его интересы. Например, такой случай был с Дёминским садом, там депутат Законодательного собрания Сергей Трохманенко вначале поддерживал защитников сада, но через некоторое время встал на сторону застройщика, прекратив какие-либо взаимоотношения с инициативной группой. Всем известен случай открытого лоббирования незаконного проекта реновации квартала 2А Ульянки у парка Александрино скандально известным депутатом Милоновым, но здесь всё-таки открытое лоббирование интересов застройщика с начала проекта. Выше уже приводился пример со странным поведением депутата Бориса Вишневского по поддержке проекта уничтожения исторического здания на Лиговском пр., 56.

— В чем принципиальное отличие группы ЭРА от других градозащитных организаций? Существует ли сейчас организация «Живой Город», о которой в последнее время стало очень мало слышно? Сколько, по вашим оценкам, сейчас в Петербурге активистов, считающих себя градозащитниками? Сколько из них действительно эффективно борются за сохранение города?

Принципиальное отличие Группы ЭРА от других состоит, прежде всего, в том, что мы стоим за безусловное и максимальное сохранение объектов культурного наследия и исторических зданий. Компромиссы в области охраны культурного наследия – недопустимы. Нельзя забывать, что охрана объектов культурного наследия – это приоритетная задача государства, прописанная в преамбуле Федерального закона «Об объектах культурного наследия», а также в многочисленных международных актах, ратифицированных Россией.

С другой стороны, мы полагаем, что согласно части 1 статьи 3 Конституции Российской Федерации единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ. Поэтому, когда органы власти при уничтожении исторических памятников, садов и парков бездействуют, — защита этих объектов может быть и должна осуществляться непосредственно гражданами, которые в данном случае будут исполнять и свою конституционную обязанность по защите культурного наследия (часть 3 статьи 44 Конституции Российской Федерации). Иными словами, мы считаем возможным проведение акций прямого действия, когда нет надежды на исполнение своих полномочий государственными органами.

Сейчас наша организация совместно с другими организациями и активистами, входящими в Коалицию Петербургского действия «Градозащита», рассматривает возможность участия в выборах депутатов Законодательного Собрания, которые состоятся осенью 2016 г., в качестве самовыдвиженцев. Нас поддерживают многие инициативные группы граждан, которые есть практически в каждом районе города, и они заинтересованы, чтобы их интересы в законодательном органе отстаивали достойные люди.

Наверное, в том или ином виде, организация «Живой город» существует. В действительности в последнее время о них слышно очень мало. И то, что слышно сейчас – это, как правило, отголоски деятельности «Живого города» в прошлом, когда несколько лет назад проводилось много громких акций, пикетов, митингов, пресс-конференций.

Трудно оценить количество активистов, считающих себя градозащитниками или занимающихся градозащитной деятельностью. Можно ответить таким образом, что активистом градозащиты является любой житель Петербурга, который выступает против уплотнительной застройки в своём дворе, застройке сквера или сноса исторического здания. В принципе, если так рассуждать, то у нас около 5 000 000 потенциальных градозащитников.

Понятное дело, что эффективность деятельности градозащитников зависит, прежде всего, от массового протеста граждан против незаконных действий строительных мафиози. В данном случае роль градозащитных «гуру», к которым можно отнести тех, кто занимается охраной памятников постоянно, — это консультации и советы по действиям, которые должны предпринимать граждане, чтобы защитить свои конституционные права. Большую помощь в градозащитной деятельности оказывают депутаты, как Законодательного Собрания, так и Государственной Думы. Обладая особым правовым статусом и возможностями, депутаты могут сделать, а иногда и делают очень много полезного для защиты памятников.

К сожалению, имена и фамилии основных активистов назвать не могу, поскольку такой список может быть расценен строительной мафией как список тех, с кем нужно «договариваться», либо список тех, кого нужно ликвидировать, как недавно призывал сделать депутат Милонов по отношению к защитникам квартала 2А Ульянки у парка Александрино.

— Сколько на счету группы ЭРА выигранных судебных процессов против застройщиков? В чем секрет ваших успехов в судах?

— На нашем счету более 20 завершённых судебных дел (с учётом первой, апелляционной и последующих инстанций).

Наш секрет очень простой. Во-первых, «сила в правде», как сказано в одном фильме. Во-вторых, мы всегда уверены в своей позиции. В-третьих, мы очень внимательно изучаем документы и действующее законодательство, следим за судебной практикой в других регионах, в Верховном и Конституционном Судах.

— Намерены ли вы обжаловать действия застройщика, разрушившего фундаменты Литовского замка? Какие санкции могут последовать в отношении застройщика? Действительно ли вы верите в перспективу восстановления замка?

Действия застройщика, уничтожившего фундаменты Литовского замка, мы уже обжалуем в Куйбышевском районном суде, где жители прилегающих к участку домов, с нашим участием, оспаривают согласование историко-культурной экспертизы и приказ Минкультуры России. Процесс только начался, но будет он долгим и тяжёлым. Проблема заключается в том, что на сегодня объект уже уничтожен, то есть предмета спора как бы и нет. В этом случае суд может лишь проверить законность в действиях экспертов и Минкультуры, но отменять эти решения не будет. Если же свершится чудо, и приказ Минкультуры будет отменён, то тогда возникнет возможность привлечения застройщика, уничтожившего объект археологического наследия, к уголовной ответственности. Однако, вину будет доказать непросто, поскольку объект во время его уничтожения статусом памятника не обладал.

На наш взгляд, здесь важно другое, а именно то, что по режиму ОЗ 1, который распространяется на этот участок, строительство новых зданий запрещено, за исключением восстановления фрагмента Литовского замка. Разрешение на строительство на этом участке также оспаривается, но суд приостановил рассмотрение этого дела до того, как решит вопрос с Минкультуры России. Однако, если разрешение будет признано незаконным в связи с режимом ОЗ 1, застройщик никогда не сможет построить на этом участке ничего, кроме фрагмента Литовского замка. Или ему нужно будет кардинально изменить границу зоны, или переписать режим в Законе СПб № 820-7, но мы всё же полагаем, что на это денег может не хватить.

Мы верим не в восстановление Литовского замка, а в то, что наши требования законны и обоснованы, что уже было подтверждено Прокуратурой Петербурга. А как конкретно использовать этот участок – это дело его собственника: строить Литовский замок, разбить здесь сквер или продать участок…

Подготовила Серафима Макарченко

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner