?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

22 апреля в Интернет-газете «Фонтанка» опубликовано интервью генерального директора ООО «Воин-В» Олега Глущенко, в котором он говорит, что давал взятки не одному депутату Законодательного Собрания, а нескольким. В частности, один из них за взятку, со слов Глущенко, внёс в Закон Санкт-Петербурга № 820-7 «О границах зон охраны» предельную высоту для территории квартала 2А Ульянки у парка Александрино 80 м, вместо 30 м, согласованных Росохранкультурой.


Олег Глущенко раньше прилетал в Ульянку на личном вертолёте и садился на головы жителей квартала.

Процитируем часть интервью: Корреспондент: Что за документы по Никешину вы представили следователям?
Глущенко: Деньги я, конечно, никакие не мог представить за столько лет, тем более что это был безналичный расчет. Это тоже были 300 тысяч рублей. Я предоставил выписки со счетов о переводе в фонды Никешина.
Корреспондент: В чем была договоренность с Никешиным?
Глущенко: Он принимал законы, чтобы улучшить наше положение. Он своей правкой изменил высотность в квартале – повысил. У меня есть стенограмма такого заседания парламента. Это был 2009 год. А есть еще стенограмма 2014 года, где он, как раз после того, как мы перестали платить, предлагает понизить высоту. Парадоксальные истории! Человек сам решает: сегодня он решил, что 80 метров можно, потом — только 30.
Корреспондент: Неужели удавалось проводить эти поправки вне ведома руководства ЗакСа?
Глущенко: Никешин — председатель профильной комиссии. Он же не говорит: «Давайте в таком-то квартале сделаем такую-то высоту». Он ведь говорит совсем по-другому: «Принять поправки нашей комиссии: 5,3,28,24... Кто будет голосовать пакетом». Некоторые депутаты даже не понимают, что там».

Вместе с этим защитники Александрино считают необходимым прояснить ситуацию с высотой 80 м, которую именно они, при участии градозащитников из Группы ЭРА и РОО «Охтинская Дуга», оспорили в мае 2014 г. в Горсуде Петербурга. Действительно, в Закон № 820-7 была внесена поправка, которая в окончательной редакции изменила согласованную Росохранкультурой высоту в 30 м для территории, прилегающей к парку Александрино, где строится ЖК «Шереметьевский дворец», на высоту в 80 м.

Когда весной 2013 г. защитники Александрино и градозащитники из Группы ЭРА и РОО «Охтинская Дуга», оспаривали первые градостроительные планы на участки 145 и 249.1, они обратили внимание, что установленная в Законе 820-7 предельная высота в 75 м, для доминанты 80 м, явным образом не отвечает требованиям охраны усадьбы Александрино. Возникло подозрение, что эта высота попала в Закон путём подлога при его принятии, этот подлог уже был раскрыт решениям Горсуда от 20.12.2010 для других положений этого закона, когда градостроительные регламенты для зон охраны Петербурга полностью были признаны незаконными.

Проверить эту информацию удалось спустя более полугода в декабре 2013 г., когда градозащитники Николай Лаврентьев и Елена Малышева смогли ознакомиться в КГИОП с полным проектом зон охраны Петербурга 2008 г., согласованным Росохранкультурой. Чтобы получить доступ к этому проекту, градозащитникам пришлось обратиться в Куйбышевский суд, где оспаривался отказ КГИОП предоставлять доступ к информации о своей деятельности.

Информация о подлоге подтвердилась, оказалось, что согласованная Росохранкультурой высота для Ульянки – 30 м, а не 75 м (для доминанты 80 м). Результатом ознакомления стало обращение градозащитников и жителей Александрино в Прокуратуру города. Представлением Прокуратуры от 07.03.2014 в адрес Вице-губернатора Дивинского об устранении нарушений законодательства об объектах культурного наследия было предписано незамедлительно принять меры к исключению из Закона 820-7 нормы с высотой 75-80 м, исправив её на 30 м.

Параллельно в марте 2014 г. было подано заявление в Горсуд, в котором защитники Александрино и градозащитники из Группы ЭРА и РОО «Охтинская Дуга» оспаривали 18 пунктов Закона 820-7, которые не были согласованы с Росохранкультурой, в том числе и высоту для Александрино. Как уже было указано, заявление было удовлетворено 20 мая 2014 г. В процессе рассмотрения дела в суд были представлены документы, в том числе стенограммы заседаний Законодательного Собрания 2008 г., когда принимался Закон 820-7.

Из этих документов следует, что первая фальсификация произошла в Смольном, когда проект Закона 820-7 вносился в Законодательное Собрание, а именно вместо высоты в 30 м в проекте Закона было исправлено на высоту 40 м и для доминант 55 м (см. стр. 17 постановления Правительства СПб № 1397) А уже при рассмотрении Закона в ЗАКСе в третьем чтении была подана поправка № 3833, состоящая из 19-ти пунктов, в котором под п. 19 предлагалось заменить высоты с 40 и 55 на 75 и 80, поправка подана от Постоянной комиссии по городскому хозяйству, председателем которой является Сергей Никешин.

Согласно стенограмме заседания 24 декабря 2008 г., когда состоялось третье чтение Закона 820-7, поправки под № 3833 представлял Сергей Никешин, который сообщил, что они поданы от КГИОП в Комиссию и, что «эти поправки… носят характер юридико-технических правок» (см. стенограмму к третьему чтению, стр. 3). Как показала история, «юридико-технические правки» привели к остановке строительства 25-ти этажного дома в Александрино, где с 50-ти процентной скидкой были куплены квартиры эксначальником Кировского РУВД Александром Сухариковым.

Таким образом, Олег Глущенко в своём интервью прав лишь от части. Когда он говорит о том, что потом депутат Законодательного Собрания откатил всё назад, и отменил 80 м – это не правда, потому что этой высоты его лишили защитники Александрино и градозащитники из Группы ЭРА и РОО «Охтинская Дуга» через Горсуд Петербурга, которые во всей этой истории выполняли роль КГИОП, Правительства Санкт-Петербурга, Законодательного Собрания и Прокуратуры города, исправляя чужие незаконные ошибки.

Отдельного упоминания заслуживает позиция «эксперта по всем вопросам» Александра Карпова, который тогда работал экспертом «никешинской комиссии», разметивший у себя на Facebook сообщение о том, что не было никаких поправок и нет никаких доказательств этому, потому что он там работал и всё знает. Когда Карпову обратили в комментариях внимание, на то что он не прав, он стал утверждать, что 80 м появилось по звонку из Смольного.

Вместе с этим, удивительно, почему г. Карпов, если он там работал и знает как это произошло, не обнародовал эту информацию сразу когда принимался закон, тогда бы градозащитникам (к которым Карпов не относится) не пришлось бы добывать Проект зон охраны, чтобы в конечном итоге оспорить незаконные нормы? При этом Карпов со своим ЭКОМом пытается примазаться к достигнутым победам в Александрино, хотя в реальности для этого ничего не сделал, за исключением, конечно, того, что скрывал информацию о фальсификации Закона, но это было на руку только застройщику.

В этой истории интересно сейчас другое. Если Олег Глущенко сейчас сливает всех, кому он давал взятки, как он сам утверждает, то какова же перспектива деятельности его строительной компании ООО «Воин-В» при реновации квартала 2А Ульянки, которая, как показали многочисленные судебные решения, осуществляется незаконно, в том числе за взятки? Ведь если ООО «Воин-В» выдавались разрешения на строительство и другая документация, которая оказывалась незаконной, на каком основании это делалось, кто, кому и сколько платил? Как быть теперь всем тем, кому платили, их имена скоро будут названы или нет?


Обвиняемые КГА, Правительство СПб и Воин-В на табло в Горсуде Петербурга.

Документы по ссылкам:
- Постановление Правительства СПб о внесении Закона в ЗАКС http://spb-mitrofan-society.org/postanovlenie_1397.pdf
- Поправка № 3833 с высотой 80 м http://spb-mitrofan-society.org/popravka_3833.pdf
- Стенограмма третьего чтения http://spb-mitrofan-society.org/stenogramma_3.pdf
- Сообщения Карпова http://spb-mitrofan-society.org/2016-04-22_karpov.doc
- для особо любопытных Стенограмма второго чтения http://spb-mitrofan-society.org/stenogramma_2.pdf

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner